Статьи
 

Борис Зырянов: Купил «мерседес», потому что все успел

Бизнес & Жизнь - Декабрь (2008)()

Борис Зырянов, собственник холдинга «Микрон».
Испытав шок от контраста советской действительности и капиталистической идиллии, перспективный научный сотрудник Борис Зырянов подался в предприниматели. Предприятие, открытое на заре рыночных реформ, превратил в крупный региональный холдинг, построил Международный деловой центр «Микрон» – один из трех бизнес-центров класса А в Екатеринбурге – и купил четыре «мерседеса».

Я 36 лет считал, что иметь собственный автомобиль глупо. Даже всем собственные расчеты приводил, доказывая, что на такси ездить дешевле. Я не соприкасался с внешним миром, не замечал ни житейских проблем, ни грязи на улицах, ни давки в автобусе. Меня не смущал общественный транспорт. Даже любил ездить на работу на трамвае: у меня было время обдумать темы лекций. Был весь в себе, внутри своих мыслей и научных идей. Так торопился построить карьеру научного работника, что в 24 года родил сына, а в 25 лет уже стал кандидатом наук. Защитился в Москве, сам нашел совет и официальных оппонентов – по тем временам это было нечто невероятное! Помню, приехал в Сочи отдыхать и у костра выяснилось, что я кандидат наук по ядерной физике. Ребята просто в осадок выпали.

Увидев, как живут за границей, заторопился еще больше. В 1989 году попал на стажировку в Италию и пережил культурный шок. Нас поселили в центре Рима. Вечером мы вышли на авеню, прогулялись по улочкам, и картинка мира в моем сознании перевернулась. Я больше не мог быть «в себе». Не заметить контраст жизни советского человека и европейца было невозможно. Я вернулся домой с твердым желанием изменить что-то в своей жизни. Занимаясь исключительно наукой, это сделать было невозможно. Открыл свое предприятие. Снова торопился – поднять дело, довести его до европейских стандартов. Именно когда появился бизнес, мне стала нужна машина. Я купил свою первую «пятерку» в 36 лет.

В день, когда я стал счастливым обладателем водительских корочек, я разбил «пятерку» в ноль и торопиться перестал. В аварию попал вместе с парнем, который учил меня водить. Я был пристегнут, он – нет. Естественно, я как новоиспеченный водитель пребывал в состоянии эйфории, жал на газ. На какой-то луже нас повело и прямиком под КамАЗ. Удар был такой сильный, что мой пассажир вылетел на дорогу и сломал позвоночник. Слава богу, остался жив! Я ему передачки в больницу носил и целый год после аварии за руль не садился. Тогда я понял две вещи. Первая – жизнь кончается за один миг, который ты можешь не заметить. Вторая – я на самом деле все успевал. У меня росли сын и дочь, развивался бизнес, я не оставлял планов защитить докторскую.

Говорят, что BMW – для тех, кто торопится, а Mersedes – для тех, кто успел. Когда партнеры стали все чаще говорить, что мне не по статусу «Волга», я решил, что куплю Mersedes. У меня, как у многих людей, выросших в Советском Союзе, литературой и кинематографом был сформирован образ этой марки. Считалось, что Mersedes – самый топ, заоблачный показатель успеха. В начале 90‑х, когда я привозил из-за границы в Россию компьютеры, мои друзья копили деньги и привозили «мерседесы», которые разлетались по Москве. Их покупали те, кто достиг невероятных высот, те, кто стоял у руля растущих компаний страны.

В представлении Коломбо, моего итальянского партнера, я идеально сочетался с образом марки Mersedes. Он всегда повторял, что у меня лицо водителя этого автомобиля. Коломбо – большой ценитель автомобилей – был просто уверен, что за рулем «мерседеса» должен сидеть интеллектуал, питающий слабость к эстетичным и комфортным машинам.

Я выбирал «мерседес», как собаку – тот, что на меня похож. Классический автомобиль представительского S-класса был мной категорически отвергнут. Я только взглянул на него и сразу понял, что к этой машине требуется шофер. Я был бы обречен скучать на пассажирском сиденье наедине со своим статусом. Безусловно, я хотел представительский автомобиль, но в то же время я хотел быть в его кабине свободным. Для меня свобода всегда означала творчество – в бизнесе, в науке, в жизни. Я хотел творчества и на дороге.

Выбрал Mersedes СLS 350 и до сих пор считаю его идеальным автомобилем. Это спортивная машина, которая сочетает в себе статус и свободу. Сразу видно, что за его рулем не просто президент холдинга, но и веселый парень, который в молодости барабанил в ансамбле на ударных. СLS дарит мне необходимый комфорт, который я заслужил. По Екатеринбургу плыву на нем, как на корабле, не чувствую плохих дорог. Но кроме этого, он позволяет мне быть креативным. В автомобиле пневмоподвеска, 16 динамиков в салоне. Я люблю выехать на трассу, опустить подвеску и нажать на газ. Машина просто распластывается по дороге, несется, как гончая на охоте. Встанешь с утра в дурном настроении, сядешь в машину, врубишь старых добрых Битлов на скорости – и уже никуда не тороплюсь!

Вернуться к списку статей

Избранные рубрики

Нет избранных рубрик
Удалить 
Регион не указан
Пожалуйста, выберите регион

Статистика проекта

Автоматически подобранных5394
Просмотрено страниц за 24 часа27793
Посетителей за 24 часа2856
Посетителей на сайте28
Зарегистрированных пользователей32670