Статьи
 

Москва: Время заложить за воротничок, или Страхи офисного планктона

The New Times - 48 (2008)()

Москвичка Марина П. спокойно работала главным специалистом в одном из столичных банков. Но хотелось большего: все-таки два высших образования, первое — инженерное, второе — финансовое. Летом она решила сделать самой себе подарок к сорокалетию — перейти в другой банк на более высокую должность. Выбирала из трех позиций и остановилась на «Моем банке». Как-никак, по рейтингу входит в первые две сотни кредитных учреждений, пять офисов в Москве, пять филиалов в регионах. Наконец, должность руководящая, начальник отдела бухучета, зарплата 70 тыс. рублей плюс бонусы. Короче, 1 августа она вышла на работу в «Мой банк». «Лучше бы я этого не делала», — говорит Марина сегодня. Потому что с ноября она в «Моем банке» больше не работает.

«Первого ноября у меня заканчивался трехмесячный испытательный срок, — рассказала The New Times Марина. — Такой срок всегда назначают при приеме на работу в любую коммерческую структуру. Я была уверена, что меня оставят. Но начальник объяснил: претензий ко мне нет, но — сложные времена, придется сокращать штат». Сократили сразу почти 20 человек.

Марине предложили два варианта: написать заявление «по собственному» в связи с истечением испытательного срока или уйти в отпуск за свой счет на три месяца. «Если до 1 февраля ситуация изменится, мы вас обязательно вызовем», — обнадежили ее. Но Марина не первый день в банковском деле и знает, что в ближайшее время лучше не будет. «Сейчас идет только первая волна сокращений, — уверена она. — В марте–апреле, когда банки дебет с кредитом сведут, начнется вторая волна. Поэтому не верю, что меня позовут обратно. Так что с 1 февраля буду официально безработной».

Сейчас Марина сидит дома: рассылает резюме, обзванивает знакомых, мониторит банковские сайты. Прошел уже месяц, но никто пока не позвонил. От одного агентства пришел отрицательный ответ с формулировкой: «Отказ работодателя». Но Марина не унывает: она уже сходила в ближайшее отделение Сбербанка и выяснила — нужны операционистки. «На худой конец, туда пойду, — говорит Марина. — Хотя зарплата там 15–20 тыс. рублей максимум». Свое спокойствие она объясняет тем, что все это уже проходила ровно 10 лет назад, в дефолт 1998 года, когда ее также увольняли из банка.

Продавцы воздуха
В Москве уже идут увольнения в риелторских и девелоперских компаниях: спрос на квартиры упал, с ипотекой все непросто. Грядут сокращения в туристической отрасли — вслед за начавшимся спадом продаж. Не миновала чаша сия и сотовые компании.

Во многих московских офисах в среде «белых воротничков» нарастает паника. Стоит работодателю объявить о грядущих сокращениях — и в компании начинается психоз: самые мнительные сотрудники проводят на рабочем месте по 12–14 часов в сутки, готовые на все, чтобы сокращение коснулось не их, а более беспечных коллег. В течение последнего месяца подобную картину можно было наблюдать в ряде финансовых компаний — в одной из крупных инвестиционно-финансовых компаний было объявлено о сокращении штатов с 1 декабря. При этом наибольшие сокращения проходят по инвестиционным подразделениям холдинга: упал спрос на инвестиционные продукты и на брокерское обслуживание игроков на фондовом рынке.

«Сегодня самые большие проблемы наблюдаются у наших олигархических компаний, которые до кризиса бурно росли, в том числе за счет западных кредитов, — рассказывает управляющий директор западной рекрутинговой компании Morgan Hunt Selection, работающей в России, Константин Борисов. По его словам, российские инвестиционные компании, входящие в «олигархические структуры», сокращают персонал — иногда почти наполовину. Скажем, в компании «Ингосстрах» (главный акционер — Олег Дерипаска) сократили почти всю службу внутреннего рекрутинга: кризис скорректировал прогнозы по росту страховых продаж — и набор новых людей быстро свернули. «В первую очередь сокращения касаются тех, кто непосредственно не связан с зарабатыванием денег, а это пиар, HR, маркетинговые подразделения, административный персонал», — объясняет Борисов.

Я бы в дворники пошел
Как сообщил The New Times Андрей Гринберг, руководитель отдела информации столичного Управления государственной службы занятости населения, сегодня в Москве официально зарегистрировано 19,5 тыс. безработных, из них специалистов и служащих — не менее 75%. Однако 19,5 тыс. — это только официальные данные. По оценке того же Гринберга, число безработных в Москве может быть в три раза больше. Что касается «антикризисных» сокращений последних месяцев, то свыше 89% уволенных — специалисты и служащие и чуть более 10% — рабочие.

«По сравнению с прошлым годом сведений о высвобождении работников подано в 2,5 раза больше. Но все равно говорить о массовой безработице в Москве пока не следует, — считает Гринберг. — Мы не прогнозируем роста безработицы свыше 1% от экономически активного населения Москвы в 2009 году, а это не более 65 тыс. человек (официально работающих в Москве — 6,5 млн)».

По словам Гринберга, рабочих мест на московском рынке пока хватает: в городской службе занятости около 170 тыс. вакансий, но свыше 110 тыс. из них — для рабочих. Именно в этом дисбалансе и заключается главная проблема российского рынка труда: спрос — на рабочие специальности, а «белые воротнички» — без работы.

«Понятно, что менять белую сорочку на синюю спецовку, как правило, никто не собирается, — констатирует Гринберг. — Но у нас еще остается достаточное количество вакансий для специалистов и служащих: администраторов, бухгалтеров, инспекторов, мастеров, воспитателей, инженеров.

Вернуться к списку статей

Избранные рубрики

Нет избранных рубрик
Удалить 
Регион не указан
Пожалуйста, выберите регион

Статистика проекта

Автоматически подобранных5394
Просмотрено страниц за 24 часа166160
Посетителей за 24 часа4596
Посетителей на сайте14
Зарегистрированных пользователей32860