Статьи
 

Девочки.ру

GQ GENTLEMEN'S QUARTERLY - Декабрь (2008)()

Снятый порой без раскадровок, «Все умрут, а я останусь» – весьма художественный фильм про документальную жизнь.
«Все умрут, а я останусь» – обещает Валерия Гай Германика, автор самого живого фильма года.

Три подруги собираются на дискотеку, но одна скандалит с учительницей – теперь увеселительное мероприятие, для которого вся школа уже закупает баночные коктейли, могут отменить. Виноватую назначают изгоем со всеми вытекающими – бойкот подружек, туалетные унижения, поедание земли на школьном дворе.
 
Камера плывет по коридорам пыльной районной школы – за не менее пыльным районным завучем с помадой и перманентом. Плывет-плывет, а кадр не обрывается. Когда оборвется? Не скоро. Снятый, по признанию режиссера, порой без раскадровок, длинными, слегка укачивающими зрителя планами «Все умрут, а я останусь» – весьма художественный фильм про более чем документальную жизнь. Фильм, каких безумно мало в нашем кино. Несмотря на ненарочитость (картинка мало чем отличается от той, которую Германика демонстрировала в прославивших ее документальных работах «Девочки», «Мальчики», «День рождения инфанты»), второй план, внутрикадровый монтаж и прочая выстроены недетской, железной рукой. Актеры Германики, смущаясь, признают, что изредка она «дает Гитлера». Сама Лера объясняет иначе: «Мы с моим оператором такие типа харизматичные – ­конечно, все остальные будут хотеть того же, что и мы».

Эксперименты с бритвой в ванной, похороны протухшего кота, сцена рвоты в школьном туалете (помните, были такие – без дверей?), дефлорация в неуютном железобетонном ангаре, родители, истерично дающие дочери мощного пенделя, и дочь, сбегающая через окно, – в пересказе фильм значительно беспощадней, чем в жизни. Разница между «Все умрут, а я останусь» и, скажем, прошлогодним «Грузом 200» – примерно та же, что между Агнией Кузнецовой,­ прикованной к кровати, и Агнией Кузнецовой в кедах до колен, злоупотребляющей словом «короче».

Группа вспоминает, как во время съемок особенно трудной сцены на особенно холодном ветру закутанная в плед Германика спокойно посмотрела на актрис и осведомилась: «Че, хреново вам?» Кажется, тот же вопрос режиссер задает и зрителю, пришедшему на жесткую социальную драму, а вышедшему с «кино про жизнь», весело и с неожиданной ностальгией вспоминая на ходу, как первый раз напился и долго ли тошнило его потом.

Нежный возраст
Валерия Гай Германика родилась в 1984 го­ду. Молодые и ранние – довольно редкое явление в кино. Мы вспомнили еще три шедевра, сделанных ­юнцами.

Будущие столпы советского кинемато­графа Григорий Козинцев и Леонид Трауберг перешили гоголевскую «Шинель» под кафкианский фасон в 1926-м, когда первому был 21 год, а второму – 24. 

 Дебютный «Зной» Лариса Шепитько снимала в соответствующих названию степях Киргизии в 1962-м – в 24 года.
 
Стивен Спилберг мощно выступал и в отсутствие бюджета и опыта – «Дуэль» (1971), мэтру – 24.

Вернуться к списку статей

Избранные рубрики

Нет избранных рубрик
Удалить 
Регион не указан
Пожалуйста, выберите регион

Статистика проекта

Автоматически подобранных5394
Просмотрено страниц за 24 часа113057
Посетителей за 24 часа1012
Посетителей на сайте4
Зарегистрированных пользователей32820