Статьи
 

Говорит и слушает Китай

Эксперт - 43 (2008)()

Крупнейшая сотовая компания мира в последние месяцы подвергается давлению как конкурентов, так и государства, но сдавать лидирующие позиции не намерена. Об успехах, проблемах и планах China Mobile рассказывает ее президент Ван Цзяньчжоу.

Президент China Mobile Ван Цзяньчжоу внешне не слишком похож на главу одной из крупнейших компаний мира, скорее — на инженера «китайской закваски». Пара русских слов при встрече, попытка вспомнить «Катюшу» и «Подмосковные вечера» (у Вана получается лучше, чем у меня), особое, ностальгическое отношение к России — обычный набор образованного китайца за пятьдесят. «Я думаю, что эти песни в Китае знают даже лучше, чем у вас», — говорит он, переходя уже на китайский.

Вот уже четыре года Ван Цзяньчжоу возглавляет крупнейшего сотового оператора связи в мире, и именно ему компания во многом обязана своим успехом. Когда в 2004 году Ван объявил о «походе на китайскую деревню», его называли мечтателем и идеалистом. Сегодня на деревенских пользователей приходится половина вновь подключаемых China Mobile клиентов. Лидерство компании внутри Китая неоспоримо: в 2007 году ей принадлежало 69% рынка сотовой связи (у компании более 400 млн абонентов). При общем уровне проникновения сотовой связи в 45% потенциал роста далеко не исчерпан.

Мощь компании позволяет Вану на равных разговаривать с крупнейшими западными игроками. Сам Ван Цзяньчжоу отказался в ходе интервью прокомментировать ход переговоров с Apple, но, по данным ряда источников «Эксперта», именно в Китае Apple впервые столкнулся с невозможностью реализовать собственную модель раздела доли будущих доходов от использования сотовых телефонов iPhone. China Mobile сказала «нет», а других сопоставимых игроков на рынке просто не было. По данным маркетингового агентства MillwardBrown, по стоимости бренда China Mobile занимает пятое место в мире, находясь между Coca-Cola и IBM, и это при том, что за пределами Китая компания практически не известна.

Впрочем, сегодня на телекоммуникационном рынке Китая начинаются перемены. Как и в России, в КНР работают три крупных оператора сотовой связи, но, в отличие от нашей страны, все они фактически принадлежат государству. В этой ситуации помимо невидимой руки рынка в конкурентную борьбу вмешивается вполне реальная государственная длань. В начале октября Управление по государственным активам КНР перевело 7,3 млрд долларов США со счета материнской компании China Mobile Communications на счет одного из главных конкурентов China Mobile — China Telecom. На вопрос об этом трансфере Ван отвечать отказался, предоставив вместо ответа официальный пресс-релиз, в котором перевод денег назывался запланированным и не имеющим отношения к компании China Mobile. Со стороны же кажется, что китайские власти пытаются сделать рынок сотовой связи в Китае более сбалансированным, искусственно поддержав конкурентов China Mobile — предположение, с которым в китайской компании по понятным причинам не согласны.

Телефон или любовница
— Господин Ван, а что для вас лично значит сотовый телефон? В китайском интернете недавно были приведены данные опроса, кстати, со ссылкой на China Mobile, в которых утверждается, что для китайца телефон важнее, чем любовник или любовница.

— Я не видел этого опроса, но я считаю, что сотовый телефон сегодня уже стал частью человеческого тела — как нос, глаза или уши. Телефон становится продолжением этих органов — он позволяет дальше видеть, лучше слышать, громче говорить. Человек без сотового телефона для меня является в чем-то несовершенным. У каждого человека должен быть сотовый телефон.

— Ваша компания фактически принадлежит государству, как это сказывается на вашей деятельности?

— Действительно, наша материнская компания China Mobile Communication на 100 процентов принадлежит государству, но cама China Mobile — это частная компания, чьи акции торгуются в Гонконге и Нью-Йорке уже одиннадцать лет. В этой компании государству принадлежит 75 процентов акций, остальные находятся в руках частных инвесторов. Моя главная задача как президента — повышать стоимость компании для акционеров, что значит и увеличение стоимости компании для государства. Я не думаю, что этот фактор серьезно сказывается на нашем бизнесе.

— Но два других крупных игрока на телекоммуникационном рынке — China Unicom и China Telecom также принадлежат государству. Получается, что одна рука государства конкурирует с другой. Многие эксперты говорят, что сегодня китайские власти пытаются ограничить рост China Mobile и сделать рынок более конкурентоспособным. Недавно, например, было принято решение о совместном использовании всех имеющихся базовых станций и другой инфраструктуры всеми операторами, может ли это повредить положению China Mobile?

— Не думаю, что данное решение вызвано именно этой причиной. Совместное использование инфраструктуры применяется во многих странах, в том же Гонконге мы совместно используем вышки с другими компаниями. Это хорошо для всех участников рынка, поскольку снижает себестоимость услуг. Это хорошо для общества, так как потребители платят меньше. В конечном счете это хорошо для государства.

— Но одним из конкурентных преимуществ China Mobile было именно почти полное покрытие Китая. Получается, что теперь оно исчезает.

— Мы не боимся конкуренции. Кроме того, совместное использование снизит наши издержки и принесет новые доходы за счет лизинга нашей инфраструктуры.

Велосипед и телефоны
— Давайте теперь поговорим о 3G в Китае, вокруг этой темы масса слухов и домыслов. China Mobile решила разработать собственный стандарт TD-SCDMA, хотя уже есть хорошо работающие западные аналоги. Зачем изобретать велосипед?

— Это часть нашего долга перед обществом. China Mobile считает себя инновационной компанией, и мы стараемся всеми силами продвигать инновации внутри страны. В стандарте TD-SCDMA очень много запатентованных китайских разработок, мы считаем это очень важным шагом вперед.

— Но не далее как два месяца назад вы говорили, что разработанный вами китайский стандарт отстает на несколько лет от западных аналогов.

— Да, я признаю, что китайский стандарт 3G не так хорош, как западные разработки. Но все же это достаточно продвинутая система для того, чтобы начинать ее коммерческое использование. Помимо долга перед обществом у нас есть и экономические интересы, и мы думаем, что они не пострадают.

— Другие китайские компании уже начали тестирование западных стандартов, может ли это стать фактором в конкурентной борьбе? Сhina Unicom уже развертывает сеть в стандарте CDMA2000 на юге Китая.

— Я не готов комментировать действия других операторов связи. В своих силах мы уверены.

— Что для вас сейчас важнее: дальнейшее развитие GSM или развертывание cистемы 3G?

— Мы не сравниваем эти два направления по приоритетности. Для наиболее продвинутых мест мы используем 3G, но на основной части территории это, конечно, до сих пор GSM. Мы будем действовать исходя из рыночной ситуации. Сегодня мы проводим тестирование 3G в десяти городах Китая. Скоро собираемся подключить к этой программе еще 28 городов, дальше будем исходить из требований рынка.

— Сколько человек сейчас тестирует 3G?

— Сейчас у нас 270 тысяч пользователей 3G в десяти городах. В целом качество сети их устраивает, проблемы есть с качеством телефонов. Будем над этим работать.

— Давайте тогда поговорим о телефонах. Что происходит на ваших переговорах с Apple по поводу официальных продаж iPhone в Китае? Уже несколько раз сообщалось, что соглашение почти достигнуто, но договоренности все нет.

— Пока не могу рассказать детали из-за заключенного соглашения с Apple о неразглашении информации на переговорах, но сами переговоры ведутся, и очень активно.

— А сколько сейчас в Китае «серых» айфонов? На одном из китайских новостных сайтов я видел цифру в 400 тысяч? Кстати, тоже со ссылкой на China Mobile.

— Сразу скажу, что против использования «серых» айфонов, это наша официальная позиция. Что касается количества, то их меньше 400 тысяч, но точную цифру я сказать вам не смогу.

— А как насчет специальных функций для китайского рынка? Новостные сайты пишут об iPhone без Wi-Fi или с поддержкой стандарта TD-SCDMA.

— Мы надеемся, что китайские iPhone будут соответствовать реалиям китайского рынка, но о деталях я сейчас говорить не могу.

— Когда надеетесь достичь соглашения?

— Мы относим iPhone к категории «модных телефонов», которые пользуются популярностью у многих наших клиентов. Поэтому интерес у нас есть, и мы продолжаем переговоры. Но сейчас все больше новых «модных телефонов» предлагают разные производители, поэтому iPhone, безусловно, нельзя считать единственным вариантом.

— Да, есть еще новая платформа Android, которую предлагает Google. Вы часто встречались с ее президентом Эриком Шмидтом за последние месяцы? Как идут переговоры?

— Мы принимали участие в специальной группе по тестированию операционной системы Google для сотовых телефонов. Это операционная система с открытым кодом, что для нас очень важно, поэтому мы заинтересованы в ее развитии и использовании. Но, опять же, это далеко не единственный вариант.

— Вы производите или собираетесь производить собственные телефоны?

— По нашей лицензии мы не имеем права заниматься производством. Но мы часто заказываем у производителей телефоны, которые специально адаптированы под наши нужды. Кроме того, мы занимаемся разработкой собственных операционных систем, которые мы предлагаем производителям телефонов.

— Какие телефоны нравятся китайцам?

— Китайцы очень часто меняют телефоны. Особенно это характерно для бизнесменов. Но очень сложно сказать, какой телефон будет пользоваться успехом. Мы делим всех наших потребителей на три категории. Первая — это бизнес-клиенты. Им нужны очень продвинутые телефоны, и они готовы за них платить. Вторая — молодежь, которой нужны модные телефоны с музыкой и играми. Наконец, третья — массовый рынок, важной частью которого являются деревенские пользователи. Для них самым важным фактором становится цена, и им нужны лишь самые базовые функции.

— А как насчет телефонов на солнечных батареях? Есть ли перспективы у таких аппаратов? Я знаю, что вы передавали такие телефоны в Сычуань после землетрясения.

— Пока таких телефонов очень мало, и их можно использовать лишь в экстренных ситуациях. Надо серьезно поработать над качеством, прежде чем говорить о рыночных перспективах.

Между городом и деревней
— На прошлой неделе стало известно, что China Mobile собирается открыть исследовательский центр в Силиконовой долине в США. Зачем он вам?

— У нас уже давно работает исследовательский центр в Пекине, где, кстати, работают и иностранцы: японцы, французы, граждане других национальностей. Но мы решили открыть центр и в США, чтобы расширить географию и спектр наших исследований. Конкретнее пока сказать не могу.

— Сегодня China Mobile начала лишь один проект за пределами Китая — через покупку пакистанского оператора Paktel. Как идут дела в Пакистане? Не жалеете о сделке?

— Для нас Пакистан является пограничным рынком, здесь много рисков, но и возможностей тоже немало. Наш бренд Zong по-прежнему остается самым маленьким сотовым оператором в стране, но по числу новых клиентов мы уже вышли в лидеры. Zong в Пакистане использует весь китайский опыт China Mobile — в организации сервисных центров, построении бизнеса. Понятно, что проблемы есть — это все же наш первый опыт инвестиций за рубежом. Но мы верим в перспективы рынка.

— Есть ли планы развития в других странах?

— Конкретных — нет, но мы активно ищем возможности. Раньше цена входа была очень высокой, сейчас цена активов снизилась на всех развивающихся рынках, так что мы думаем над этим. В любом случае, за пределами Китая мы везде будем использовать бренд Zong.

— А как насчет России?

— Я был в МТС, «Вымпелкоме», мой коллега был в «Мегафоне». Мы были и в головных офисах, и в нескольких розничных точках. Надеюсь на сотрудничество с российскими операторами, может быть, будем вместе работать на других рынках. У них есть опыт, который интересен нам.

— В последние годы China Mobile росла очень быстро, за счет чего достигалась такая динамика?

— Мы делим этот рост на три составляющие. Первая составляющая — это новые клиенты, сейчас мы увеличиваем нашу базу подписчиков на семь миллионов человек ежемесячно. Вторая — число минут, которое проговаривает ежемесячно каждый пользователь. За три года оно увеличилось с 200 до 500 минут. Третья — всевозможные не голосовые услуги, включая продажу контента. Например, официальную песню Олимпиады-2008 за один день скачали около 50 миллионов человек.

— А какую долю в общих доходах сейчас занимает продажа контента?

— Вообще, поступления от предоставления не голосовых услуг достигают 25 процентов в общей структуре доходов, но в основном это разные коммуникационные услуги, на сами продажи контента приходится не более одного-двух процентов. Мы сами ведь почти не производим ничего и берем лишь небольшой процент у производителей. Но рост в этом сегменте есть, и он очень серьезный.

— В последнее время China Mobile активно развивает интернет-проекты. С чем это связано?

— Нас очень интересует интернет, но только в том, что касается слияния интернета и сотового телефона. Например, мы запустили собственный сервис чатов, который можно использовать на компьютере и в сотовом телефоне. Сегодня у нас уже 100 миллионов пользователей — этого результата мы добились за два года.

— Вы также начинаете заниматься проводными сетями, широкополосным доступом. Это ответ конкуренту China Telecom, который летом вышел на рынок сотовой связи, или просто диверсификация бизнеса?

— Мы можем диверсифицировать бизнес только внутри телекоммуникационной отрасли, за ее пределы мы точно не пойдем.

Что касается вашего вопроса, мы пока не получили лицензию на предоставление проводных телекоммуникационных услуг, поэтому только разрабатываем стратегию. Пока до конца не решили, как и что будем делать. Но точно могу сказать, что с China Telecom мы конкурировать не будем — обычные телефонные линии нас не интересуют, мы будем делать что-то более продвинутое, используя наш опыт в беспроводной связи.

— China Mobile сегодня принадлежит 70 процентов рынка сотовой связи в Китае. Каково это — быть безоговорочным лидером в своей отрасли?

— В последние годы наша компания действительно развивалась очень быстро. А когда ты достигаешь определенного уровня, ты уже не можешь только учиться у других — необходимо начинать вести за собой. Мы стараемся это делать, в первую очередь на технологическом уровне. Наша цель, например, чтобы сотовый сигнал был доступен не только на поверхности, но и в лифтах и на подземных парковках. Мы все время думаем о новых услугах. Для нас очень важны инновации.

— Удастся ли сохранить такую же скорость развития в ближайшие годы?

— Что касается новых потребителей, то у каждого района свои особенности. В крупных городах уровень проникновения уже превысил 100 процентов, и тут, конечно, сложно говорить о серьезном увеличении клиентской базы. Но в центральных провинциях Китая — Хубэй, Цзянсу, Шаньси — проникновение намного меньше, не говоря уже о глубинных районах Китая — Цинхае, Ганьсу, Синьцзяне. Есть большой потенциал в деревнях. С каждым годом расширять клиентскую базу будет сложнее, но возможности для продолжения роста есть.

Повышать качественные показатели тоже не очень просто. Так, поднять ежемесячные разговоры с 200 до 500 минут было не так сложно, но дальше будет тяжелее. Например, в Японии этот показатель составляет всего 140 минут, потому что стоимость разговора высокая. С другой стороны, рекорд в США достигает 1000 минут, так что есть куда двигаться. Что касается не голосовых услуг, то здесь потенциал роста безграничен, поэтому мы будем уделять этому направлению особое внимание.

— Собираетесь ли сами производить контент?

— Мы можем делать то, что наши партнеры сделать по каким-то причинам не могут, но конкурировать с ними в уже существующих нишах не собираемся.

— Насколько тяжело управлять такой огромной компанией в китайских условиях? Мне рассказывали, что в одном крупном китайском банке информацию из филиалов получают с задержкой до месяца.

— Управлять действительно непросто, но мы постоянно пытаемся централизировать нашу деятельность. Например, раньше центры поддержки находились в каждом крупном и даже среднем городе, теперь такой центр один на каждую провинцию — туда просто переадресуются все звонки. То же касается всех закупок, теперь они также в основном идут централизованно. Это единственный способ контролировать издержки, а без этого на нормальную норму прибыли, особенно в деревнях, выйти невозможно.

Гонконг

Вернуться к списку статей

Избранные рубрики

Нет избранных рубрик
Удалить 
Регион не указан
Пожалуйста, выберите регион

Статистика проекта

Автоматически подобранных5394
Просмотрено страниц за 24 часа112925
Посетителей за 24 часа630
Посетителей на сайте7
Зарегистрированных пользователей32820