Статьи
 

Сыр в масле

Огонёк - 43 (2008)()

Финские крестьяне нашли убежище от кризиса в кооперативах. Подходит ли этот путь для России?

ИЗ КОРОВНИКА — НА КАНАРЫ
Корова Афина преданно лижет руку хозяйки, побрякивая висящим на шее компьютерным датчиком (на фото). Такой аксессуар на ферме семейства Куисма у всех буренок: в датчике зашифрована личная информация коровы, нужная при кормлении и дойке. Шаг к кормушке—и автораздатчик выдает каждой корове ровно столько, сколько нужно именно ей. Любое отклонение (например, плохой аппетит) датчик тут же фиксирует. А если животное увлеклось прогулкой на воле (не мудрено при беспривязном содержании), GPRS-датчик поможет быстро его отыскать.

45 коров и примерно столько же телят—со всем этим хозяйством Мика Куисма и его жена Оути управляются вдвоем: они фермеры уже в третьем поколении. Сегодня семейство Куисма производит около 1,5 тысячи литров молока в день. «Нам бы еще роботизированную дойку, тогда можно и поспать подольше»,—улыбаются Мика и Оути. Мечта вовсе не из области фантастики, учитывая, что через три недели семейство Куисма летит отдыхать на Канарские острова, а в феврале запланирован тур в Таиланд. Трое их сыновей—8, 10 и 14 лет—еще малы, чтобы заменить родителей на ферме. Поэтому государство на время положенных 25 дней отпуска платит наемному работнику, который заменяет фермеров в их отсутствие. Этот закон действует для всех фермеров, так же как дотации от правительства Финляндии на землю и субсидии по кредитам.

Но самое большое подспорье для Мики и Оути—цена на их молоко: они сдают его по 45 евроцентов за литр на завод компании Valio в Рийхимяки, где из него производят йогурты и питьевое молоко. Цену назначает компания, и по общеевропейским меркам она очень приличная. Valio может себе это позволить: компания закупает и перерабатывает 85 процентов всего производимого в Финляндии молока, имеет 15 заводов в стране и 3 за границей, а ее чистый годовой оборот в 2007 году составил 1,7 млрд евро. Фермеры Куисма, как ни странно это звучит,—совладельцы этого гиганта. Их ферма входит в один из 18 кооперативов, в которых трудятся более 10 тысяч фермеров, все—совладельцы Valio. Система взаимовыгоды проста: фермеры дают компании высококачественное молоко, а та отвечает достойной оплатой, стимулируя производство.

—Мы пока не ощутили на себе влияние кризиса,—подтверждает Оути.—Потому что Valio в этом году подняло закупочную цену на 10 центов. Конечно, все дорожает—электроэнергия, горючее, комбикорма. Приходится на всем экономить. Но в целом мы спокойны: компания работает стабильно, а люди вряд ли перестанут есть молочные продукты.

Именно кооперативное устройство позволило Valio пережить все катаклизмы XX века—две мировые войны, депрессию начала 30-х и ранних 90-х, рыночную либерализацию и вхождение Финляндии в ЕС в 1995 году. Основанная в 1905-м на базе 17 кооперативов, компания так и осталась бы «домашним» производителем, если бы не научный подход к молочному делу. В большой мир компанию вывел Арттури Виртанен, глава исследовательского центра Valio: в 1925-м он изобрел соль AIV, долгое время сохраняющую сливочное масло свежим. В 1930-м судьба устроила изобретению проверку: два финских парохода, столкнувшись в Датском проливе, отправили на дно 200 тонн масла Valio. Через год масло подняли из глубин: оно оказалось столь же свежим, что год назад. В 1945-м за свое изобретение Виртанен получил Нобелевскую премию.

Сегодня 40 процентов продукции Valio идет на экспорт, а дело Виртанена продолжают в научно-исследовательском центре компании. Здесь создали безлактозное молоко и йогурты нового поколения, снижающие кровяное давление. В год местные ученые изобретают около 60 новых продуктов. В Valio понимают: наступают иные времена и приспосабливаться придется даже самым успешным. Каждый день в Финляндии закрываются три фермы. Ситуация особенно ухудшилась после отмены дотаций Евросоюза на экспорт молочной продукции летом 2007 года.  И тогда компания решила присмотреться к российскому рынку.

МОЛОКО С ПРИВКУСОМ
Понять рациональным финским умом, почему лишь 60 процентов сырого молока в России доходит до заводов, а остальное скармливается телятам или пропадает, довольно сложно. Особенно человеку из компании, которая не ленится приезжать за молоком к своему фермеру за 500 км. Но Мика Коскинен, гендиректор ООО «Валио» в России, не унывает: «Если  хорошо платить крестьянину, в России будет молоко такого же качества, как в Финляндии».

Однако пока что большая часть российского молока не соответствует финским стандартам, прежде всего по микробиологии. Поэтому два новых завода, построенных Valio в Гатчине и в Одинцовском районе Подмосковья, придется загружать привозным сырьем. Владимир Плотников, глава Ассоциации российских фермеров, уверен: ситуацию спасут именно кооперативы.

—Сегодня в России уже больше половины молока производят мелкие хозяйства,—говорит он.—Они вынуждены отдавать свое молоко перекупщикам по 6—7 рублей за литр, а потребитель покупает его за 40—50. Покончить с этим абсурдом можно только через кооперацию. Если дать кооперативным объединениям кредиты, они смогут выкупить и переоборудовать старые молочные заводы—те сегодня простаивают сотнями. Это и будет альтернатива перекупщикам, которые сегодня определяют аграрную политику России.

Но пока что мотивацию российских фермеров поднимают исключительно горячие финские парни. Valio уже сейчас дает фермерам северо-запада России самую высокую цену за хорошее молоко—на 8—10 процентов выше, чем конкуренты…

Фото НАТАЛЬИ АЛЯКРИНСКОЙ

Вернуться к списку статей

Избранные рубрики

Нет избранных рубрик
Удалить 
Регион не указан
Пожалуйста, выберите регион

Статистика проекта

Автоматически подобранных5394
Просмотрено страниц за 24 часа73187
Посетителей за 24 часа4596
Посетителей на сайте22
Зарегистрированных пользователей32772