Статьи
 

ВНУТРЕННИЙ МИР

Автопилот - Август (2008)()

Каждый год в нашем лексиконе появляются новые слова. Недавно наш словарный запас пополнился английским словечком ungoogleable. Поначалу произносить его сложновато, как выговаривать фамилию Faghizadeh. Надер Фахизаде - абсолютно ангуглбл-персона, про которую вам ничего не найдет ни один поисковик. Вероятно, в ближайшее время это изменится, потому что в BMW рассекретили нам его имя.

Обычно публике известны имена лишь главных дизайнеров. Дизайн-студию марки BMW возглавляет Эдриан ван Хоойдонк. Все остальные - это его безымянная команда. И даже ван Хоойдонк порой может слиться с товарищами, как это произошло, к примеру, в прошлом году на вручении престижной для дизайнеров премии Red Dot. Редкая для этого конкурса практика - отмечать работу не отдельных дизайнеров, а команды в целом. Ей стала дизайнерская команда BMW Group, куда входят, помимо собственно BMW, также MINI, Rolls-Royce, BMW Motorrad, BMW M и Individual. Начальник всего этого хозяйства, главный дизайнер BMW Group Кристофер Бэнгл, получая награду, сказал: "Успешный дизайн никогда не создается кем-то одним". А потом добавил, что за каждый участок работы должен отвечать человек, способный сделать ее лучше других. Надер Фахизаде ответил перед нами за дизайн интерьера новой BMW 7 серии.

А: Почему на этот раз решили не менять дизайн "семерки" кардинально, как это произошло с моделью в 2001 году?

Фахизаде: У нас всегда есть определенная дизайнерская стратегия, которой мы придерживаемся в работе. Сегодня мы не собираемся делать революцию, но перерабатываем модели таким образом, чтобы было видно их эволюционное развитие.

А: Но интерьер-то вы довольно сильно переделали.

Фахизаде: Это правда. В первую очередь мы работали над функциональностью. Например, очень много функционала перенесли на водительскую дверь. Интерьер в целом стал более эргономичным. Я бы даже сказал - аутентичным, это более тонкая работа. Посмотрите хотя бы на двойные строчки, которыми прошита кожаная обивка торпедо. Как в ручной работе, мы уделяли максимальное внимание деталям.

А: Детали деталями, но первое, что бросается в глаза, это абсолютно новая центральная консоль, на которую, к тому же, вернулся рычаг переключения передач.

Фахизаде: Мы изменили концепцию построения внутреннего пространствА: мы сделали автомобиль, более ориентированный на водителя. Да, конечно, такова философия BMW вообще, все наши машины в первую очередь созданы для удовольствия водителя, но этого в полной мере нельзя было сказать о предыдущей "семерке". Теперь мы идем в сторону более динамичного, спортивного интерьера. Именно для удобства водителя рычаг КПП был возвращен на центральную консоль.

А: Крис Бэнгл как-то обмолвился, что рано или поздно BMW придет к такой форме построения автомобилей, что для каждого региона будут разрабатываться особые, не похожие друг на друга интерьеры не только цветами и материалами отделки, но и формой, и функциональностью.

Фахизаде: Ну, раз Бэнгл так сказал, значит, так оно и будет. Хотя, знаете, глобализация идет таким образом, что Европа очень сильно влияет на другие континенты, так же как, впрочем, и Америка или Азия влияет на Европу. Мы живем в эпоху великого взаимопроникновения. На данный момент клиентов в разных странах вполне устраивает то, как выглядит интерьер седьмой серии. Мы ведь учитываем при разработке пожелания и европейских клиентов, и азиатских, и американских. Фокус-группы и исследования проводятся по всему миру. Полученный результат - отправная точка нашей работы. Но если человек хочет более индивидуализировать свою машину, для него всегда открыты двери BMW Individual. BMW, к примеру, не существует в розовом цвете, но если человек захочет сделать "семерку" розовой, там ему сделают ее такой.

А: А вы как думаете, солидный человек за шестьдесят будет органично смотреться на розовом BMW 750Li?

Фахизаде: Не все, кто покупает "семерку", могут похвастаться такой возрастной солидностью. У нас есть и молодые клиенты, есть и старички. Главное отличие, например, азиатских рынков, в том, что там покупатели седьмой серии гораздо моложе европейских. Поэтому, когда мы разрабатываем новую модель, мы никогда не исходим из возраста человека, который ее купит, мы берем за основу его стиль жизни, его отношение к жизни. Мы стараемся создавать не старомодные машины, а современные, даже модерновые, если хотите.

А: Но цвета при этом вы используете классические.

Фахизаде: Здесь мы работаем в рамках определенных канонов. Всего для новой "семерки" предусмотрено 12 цветов кузова. Есть так называемые стандартные цвета, которые перекочевали сюда с предыдущей модели, например, серебряный или черный. Но тенденция последнего времени - это светлые сочетания. Поэтому был разработан абсолютно новый белый оттенок. Автомобиль, когда к нему подходит человек, чаще всего стоит на улице. И это особенное ощущение, когда ты подходишь к машине, а она буквально искрится, играет на солнце. Особо приняв во внимание при разработке цветов освещение, мы разработали новые оттенки, если смотреть на них на солнце, кажется, будто в краску подмешали металлическую крошку, так она блестит и переливается.

А: А как-то по-особому использовать свет внутри салона вы не стали? У MINI, например, есть такая функция - ambient light. По настроению можно менять подсветку салона - фиолетовый, оранжевый, синий.

Фахизаде: Да, это, надо признаться, здорово придумано. Но MINI - это совсем другая история. У нас на BMW своя концепция освещения, более консервативная. Например, оранжевая подсветка приборов так и не изменилась.

А: А что вообще важнее в машине представительского класса - внешний дизайн, который видят все, или внутренний, который, по большому счету, адресован только хозяину автомобиля?

Фахизаде: Все-таки надо рассматривать автомобиль в комплексе, а не по частям. В первую очередь, должна быть гармония. Да, конечно, большинство людей видят автомобиль только снаружи. Но, если говорить о премиум-классе, здесь для клиента чаще всего именно интерьер является более важной составляющей. Садясь в автомобиль первый раз, человек не просто созерцает его, он начинает его чувствовать. Все технические узлы, которые спрятаны под капотом, под обшивкой салона, ему подвластны, он может воздействовать на них при помощи органов управления. Они же одновременно являются и предметами интерьера, которые несут на себе еще и эстетическую нагрузку. Все это должно быть и красиво, и функционально. Если человеку нравится внешний вид автомобиля, он видит его на улице и говорит: "Вау, это очень круто!" И сказать так он может, даже если ему за шестьдесят, заметьте. Но если он сядет внутрь и поймет, что это совсем не то, что он ожидал, это не есть хорошо. Это, по большому счету, даже очень плохо. Именно весь автомобиль, "от" и "до", должен доставлять человеку удовольствие. Поэтому мы не разделяем по важности внутренний и внешний дизайн.

А: А можно ли начинать разработку новой модели машины именно с интерьера, или он всегда вторичен, как расстановка мебели в квартире?

Фахизаде: Фактически никогда не бывает так, чтобы экстерьер создавали отдельно от интерьера. Некоторые экстерьерные мотивы вовсе нельзя решить без понимания интерьера. Порой сначала разрабатывают какие-то внутренние детали, и лишь потом приступают к работе наружного дизайна. Точно так же как есть определенные технические требования, например, размещение двигателя и других технических узлов, под которые дизайнер всегда должен подстраиваться. Поэтому никто никогда не разделяет работу: интерьер отдельно, экстерьер отдельно. Это комбинация, одновременное развитие.

А: Олафур Элиассон, который создал новый арт-кар BMW фактически изо льда, тот и вовсе пренебрег таким понятием, как дизайн салона, по причине отсутствия у этого автомобиля салона как такового. На ваш взгляд, как мог бы выглядеть этот автомобиль внутри?

Фахизаде: Определенно, в салоне этой машины должно быть очень холодно. А если серьезно, я бы, наверно, не взялся за эту работу. Этот арт-кар - чистое искусство, а я создаю дизайн вещей, которые должны продаваться. Но между работой - моей, как дизайнера, и его, как художника, есть кое-что общее. В культурном пространстве человек является одним из основных действующих лиц. Перформанс Элиассона нацелен на то, чтобы человек, заходя внутрь павильона, чувствовал этот холод, эти кристаллы изо льда и через эти ощущения понимал то, что хотел сказать художник, зачем он создал эту скульптуру. Новая "семерка", над которой я работал, создана так же для человека, который, садясь за руль автомобиля, становится главным действующим лицом. И там, и тут человек является основным потребителем, разница только в эмоциональных окрасках. Там это - чувства и эмоции, здесь к этому добавляется непосредственная функциональность.

А: Про свой арт-кар Элиассон может сказать: "Это сделал я". А про что вы можете сказать: "Эту линию, этот изгиб придумал я?"

Фахизаде: Новую седьмую серию разрабатывало много дизайнеров. Мы воспринимаем себя как команду и не делим машину на отдельные штрихи, лично проведенные каждым человеком. Но есть такое понятие, как ответственность, она не может распространяться на всех. Я не могу сказать, что придумал именно этот изгиб. Мы все работаем единым коллективом. Но если вам нужен ответственный за любую линию в интерьере - спрашивайте с меня.

ТЕКСТ: АННА КИЛИМНИК
ФОТО: АНДРЕЙ ДАНИЛОВ

Вернуться к списку статей

Избранные рубрики

Нет избранных рубрик
Удалить 
Регион не указан
Пожалуйста, выберите регион

Статистика проекта

Автоматически подобранных5394
Просмотрено страниц за 24 часа56757
Посетителей за 24 часа3875
Посетителей на сайте16
Зарегистрированных пользователей32883