Статьи
 

«Вавилон н.э.»

Афиша. Все развлечения Вселенной - 45 (2008)(3)

Боевики, приключенческие фильмы, фантастические фильмы, премьеры.
Режиссер: Матье Кассовиц.
В ролях: Вин Дизель, Мишель Йео, Жерар Депардье, Шарлотта Рэмплинг, Марк Стронг, Ламберт Уилсон, Жамель Деббуз, Мелани Тьерри.
США, Франция, 2008, 90 мин.

Вин Дизель и Мишель Йео контрабандой вывозят важную девушку из постапокалиптической Сибири. Красивый, хотя и спотыкающийся порой антиутопический боевик режиссера «Ненависти» и «Багровых рек».

Рецензия «Афиши»
Роман Волобуев
Некто Туроп (Дизель), наемный специалист по невыполнимым миссиям, стоит с пулей в сердце на какой-то неглавной нью-йоркской улице, смотрит оловянными глазами вслед пролетающей мимо тактической ракете и сиплым внутренним голосом резюмирует: «Бог — сволочь, жизнь — говно, а потом ты раз, и умираешь». Прежде чем проиллюстрировать эту мысль и умереть самому, он вспоминает события недельной давности: как, будучи невыездным американским беженцем в Новой Сибири, он купил у бабушки за 4 рубля зайца, пожарил его с картошкой и луком и только сел поесть, как к нему вломился частный спецназ. Хозяин спецназа Горский (Депардье в гриме Леонида Каневского) хотел, чтобы Туроп переправил в США юную блондинку Аврору (Тьерри), всю жизнь прожившую в сайентологическом монастыре. К блондинке прилагалась дуэнья-китаянка (Йео), которая первым делом потребовала, чтобы провожатый не матерился. «Донт ю фак уиз ми», — обиделся Туроп, до того момента не сказавший ничего страшней слова «яйца». И они пустились в путь по российским просторам — обширному вещевому рынку, над которым реяли логотипы Google и Coca-Cola Zero, а страшные бородачи трясли автоматами чаще не в плане угрозы, а предлагая приобрести.

Бог, возможно, и не мать Тереза, но и не фраер — особенно когда приходит время щелкнуть по носу очередного деятеля культуры. Когда-то Кассовиц хотел быть Скорсезе (см. «Ненависть»), потом — Финчером (см. «Багровые реки»), но, очевидно, любому амбициозному французу на роду написано стать Люком Бессоном и сломать ножку, штурмуя американский рынок. «Вавилон» — огромный по французским меркам коммерческий проект, дорого и сложно готовившийся последние лет восемь, не первая попытка сделать голливудский продукт с европейскими мозгами и явно не последний случай, когда результат со свистом пролетает как мимо Голливуда, так и мимо всего остального. Для визионерского кино про будущее кассовицевский фильм, вежливо говоря, простоват, для честного фантастического боевика слишком уж задумчив. Даже Вин Дизель, кажется, заразился французской мечтательностью: вроде все на месте — бицепсы, бас, но в глазах тьма сомнений и посторонних мыслей; хриплый висельнический юмор, но у висельника — явно высшее гуманитарное. Весь фильм герой пытается закурить, но спички, зажигалки и автомобильные прикуриватели стабильно подводят его, и пойди пойми, что это — штрих к портрету лирического неудачника или издевательская капитуляция перед Америкой, где за зажженную сигарету ужесточают прокатный рейтинг.

Отчасти проблема тут в первоисточнике. «Вавилон» сделан по бестселлеру Мориса Дантека — литературного махинатора из той же обоймы, что и автор «Багровых рек» Гранже. Как и Гранже, Дантек успешно фасует бульварную требуху в брикеты по 500 страниц, спрыскивая ее, как одеколоном, Филиппом Диком, Берроузом, Ницше, просвещенным антиамериканизмом. Его романы — верный способ с минимальной пользой убить ночь в поезде и идеальный материал для дорогих экранизаций (киноверсия «Красной сирены» с Ардженто и Барром по сей день — одна из самых запоминающихся глупостей в продюсерской фильмографии того же Бессона). Кассовиц, к его чести, довольно далеко ушагал от оригинала: выбросив две трети персонажей, прибрал, насколько можно было, разговоры про всемирный компьютерный разум, мудреную конструкцию с полудюжиной рассказчиков превратил в простое путешествие из пункта А в пункт Б. Но штука в том, что дантековская финифть прикрывает пустоту — у его книг нет начинки, только умный экстерьер; если отсечь лишнее, не останется вообще ничего. Что в итоге и происходит — пройдя три четверти пути, у костерка в снегах Аляски Вин Дизель уже даже не пытается понять, кого и куда он везет и зачем погибает. Нью-Йорк, который, понятно, и есть Вавилон — средоточие мирового зла и одновременно цель паломничества героев, — дан красиво, но как-то впроброс: то ли денег не хватило, то ли предъявить Америке по существу нечего, кроме того, что ну задолбали со своим долларом.

Конечно же, Кассовиц сам загнал себя в угол и выглядит временами преглупо (лезть в Голливуд, одновременно обзывая США Великой Блудницей, — странная все же затея). Но было бы свинством не признать, что при всем том его «Вавилон» красив и энергичен как черт. Это не самая умная в мире фантастика, не самый правильный боевик и не лучший пункт фильмографии Кассовица — но это кино, где в одном полушарии сидит на танке толстый Депардье, а в другом щерит фарфоровые зубы Шарлотта Рэмплинг, где Вин Дизель на ржавом лимузине улетает в вечернее небо под хор Александрова («Над Москвою чудесной,/Над любимой землей/Лейся, радостная песня,/По нашей стране молодой»), а свежий заяц стоит 4 рубля, — в конце концов, поди плохо.

Вернуться к списку статей

Избранные рубрики

Нет избранных рубрик
Удалить 
Регион не указан
Пожалуйста, выберите регион

Статистика проекта

Автоматически подобранных5394
Просмотрено страниц за 24 часа166370
Посетителей за 24 часа4600
Посетителей на сайте15
Зарегистрированных пользователей32860